Вульгарность

На "Сказках Гофмана", зимою,
Я был невольно потрясён
И больно уязвлён толпою,
Нарушившей чаруйный сон:

Когда в конце второго акта
Злодей Олимпию разбил,
Олимпию, - как символ такта, -
Чью душу Гофман полюбил,