Инквизиция. 1350г.

Угрюмый замок на вершине,
Отлогой каменной горы,
Стоит суровый и поныне,
С эпохи рыцарской поры.

Над ним как дьявол крест с распятьем,
Пугает взор издалека,
Как будто он своим объятьем,
Грозит живому сквозь века.

Стоял тот крест как символ власти,
Над подневольною землёй,
Нёс дух смятения и счастья –
Дарил фанатикам покой.

Здесь суд вершил наместник Римский,
Всесильный орденский легат,
Там, в казематах инквизиций,
Еретик крючьями распят.

Искру огнивом высекая,
Ремни затягивал палач,
Работа смрадная такая,
Где смерть важнее всех удач.

Огонь, вода, и лязг железа,
Средневековой седины,
Уже рождали Марсельезу,
В умах, казнённых без вины.

Дымит прогнившая солома,
«Всеочищающим огнём»,
Толпа в восторге от канона,
С крестом над жертвенным челом.

И сердце женщины не дрогнет,
И стон не выдавят уста, -
Он дьявол века, он не верит,
В существование Христа.