Кама

Был утренник. Сводило челюсти,
И шелест листьев был как бред.
Синее оперенья селезня
Сверкал за Камою рассвет.

Гремели блюда у буфетчика.
Лакей зевал, сочтя судки.
В реке, на высоте подсвечника,
Кишмя кишели светляки.

О, этот медленный, одышливый простор! -
Я им пресыщен до отказа, -
И отдышавшийся распахнут кругозор -
Повязку бы на оба глаза!