Лесть

Уж сколько раз твердили миру,
Что лесть гнусна, вредна; но только всё не впрок,
И в сердце льстец всегда отыщет уголок.

‎Уж сколько раз твердили миру,
Что лесть гнусна, вредна; но только всё не впрок,
И в сердце льстец всегда отыщет уголок.

"Как, милый Петушок, поёшь ты громко, важно!" -
"А ты, Кукушечка, мой свет,
Как тянешь плавно и протяжно:
Во всём лесу у нас такой певицы нет!" -
"Тебя, мой куманёк, век слушать я готова". -
"А ты, красавица, божусь,

«Как, милый Петушок, поёшь, ты громко, важно!» —
‎«А ты, Кукушечка, мой свет,
Как тянешь плавно и протяжно:
Во всем лесу у нас такой певицы нет!» —
«Тебя, мой куманёк, век слушать я готова». —
‎«А ты, красавица, божусь,

В Ливийской стороне правдивый слух промчался,
Что Лев, звериный царь, в большом лесу скончался.
Стекалися туда скоты со всех сторон
Свидетелями быть огромных похорон.
Лисица-Кознодей, при мрачном сем обряде,
С смиренной харею, в монашеском наряде,

Твердит нам пословица там и тут,
Что семеро, мол, одного не ждут.
Нет, милые, ждут, да и как ещё ждут!
И льстят, и под ручки порой берут,
Готовы терпеть и кураж, и чванство.
Однако когда? Почему? Отчего