Петух

Отчаянные холода
Задерживают таянье.
Весна поздне, чем всегда,
Но и зато нечаянней.

С утра амурится петух,
И нет прохода курице.
Лицом поворотясь на юг,
Сосна на солнце жмурится.

В лесу старались все, кто мог,
Не пожалев ни лап, ни ног,
Ведь каждый строил себе дом,
Чтоб зимовать спокойно в нём.

Одна лишь хитрая Лисица
Всё продолжала веселиться.
Когда нагрянула зима –
В лесу без дома лишь она.

На жёлтом лугу,
Где растёт чепуха,
Лиловая,
Как чернила,
Повстречал
Крокодил с головой петуха
Петуха с головой крокодила.

«Как, милый Петушок, поёшь, ты громко, важно!» —
‎«А ты, Кукушечка, мой свет,
Как тянешь плавно и протяжно:
Во всем лесу у нас такой певицы нет!» —
«Тебя, мой куманёк, век слушать я готова». —
‎«А ты, красавица, божусь,

Петух,
Во сне увидев червячка,
Сказал:
- Не заморить ли червячка?..
"Ужасный сон!" -
Подумал червячок
И повернулся
На другой бочок.

Спозаранку Петушок
Чистит хвост и гребешок,
Прочищает горлышко,
Ищет лапкой зёрнышко.
Любит Петя всех будить,
«Кукареку» выводить:
– Ку-ка-рррре-ку!
Ку-ка-ррррей!
Просыпайтесь поскорей!

И древний диск луны потух.
И дискантом поёт петух.

Петух - восточный барабан,
Иерихонская труба.

Я знаю:
медленен и нем
Рассвет маячит в тишине,
Большие контуры поэм
Я знаю: в нём, а не во мне.

Я всё о своём, всё о своём -
знаешь, когда поют петухи?
Перед рассветом,
перед дождём,
перед весной
поют петухи.
За полночь выйду
в снег, в тьму...
Спит моё счастье
в тёплом дому.
Снег под ногами
летит, свистит,

Возвращался третий класс
С книжками с урока.
Видит - речка поднялась,
Разлилась широко.

Где недавно был каток,
Там бушующий поток.

Речка сбросила мостки,
Вырвалась из плена.
Все ей нынче пустяки.
Море по колено!

Петух,
Во сне увидев чеpвячка,
Сказал:
- Hе замоpить ли чеpвячка?
"Ужасный сон!" -
Подумал чеpвячок
И повеpнулся
Hа дpугой бочок.

Не давали покоя они петуху,
Ловят по двору, бегают, слышу,
И загнали куда-то его под стреху.
И стреляли в беднягу сквозь крышу.

Я изучил науку расставанья
В простоволосых жалобах ночных.
Жуют волы, и длится ожиданье -
Последний час вигилий городских,
И чту обряд той петушиной ночи,
Когда, подняв дорожной скорби груз,
Глядели вдаль заплаканные очи