Наважденье

В игольчатых чумных бокалах
Мы пьём наважденье причин,
Касаемся крючьями малых,
Как лёгкая смерть, величин.
И там, где сцепились бирюльки,
Ребёнок молчанье хранит,
Большая вселенная в люльке

Я окно открою в тёплый вечер,
В запах лип и в музыку вдали.
Говорят, что время раны лечит,
А моя по-прежнему болит.
Всё сбылось, но позже, чем хотелось,
И пришёл не тот, кого ждала.
Моя песня лучшая не спелась
И в давно забытое ушла.