Сталин

Если б меня наши враги взяли
И перестали со мной говорить люди,
Если б лишили меня всего в мире:
Права дышать и открывать двери
И утверждать, что бытие будет
И что народ, как судия, судит, -
Если б меня смели держать зверем,

Не принял Сталин Золотой Звезды.
Сказал: - Её вручают за геройство,
За ратные, нелёгкие труды
На поле брани, в битве, а не просто.

Как-то раз, цитаты Мао прочитав,
Вышли к нам они с большим его портретом, -
Мы тогда чуть-чуть нарушили устав...
Остальное вам известно по газетам.

Дымом пожарищ
Объяты снежные дали.
Вспышки разрывов
Блещут в метели густой.
Всё, что для счастья
Люди трудом созидали,
Орды немецких пришельцев
Топчут железной пятой.

Над нами снимал верхотуру
Художник. Два года подряд
Искал он типаж и натуру,
Писал физкультурный парад.

С короткою стрижкой девица.
Румяный тяжелоатлет.
А самые главные лица
Он попросту брал из газет.

Он здесь бывал: ещё не в галифе —
в пальто из драпа; сдержанный, сутулый.
Арестом завсегдатаев кафе
покончив позже с мировой культурой,
он этим как бы отомстил (не им,
но Времени) за бедность, униженья,
за скверный кофе, скуку и сраженья

От Кубани к верховьям Донца
Мчится ветер, степной непоседа,
Полнит музыкой наши сердца
Долгожданное слово ПОБЕДА.

В этом слове — солдатская честь,
Радость встреч после долгой разлуки.
В этом слове свершённая месть
За обиды, за слёзы и муки.