Стихи Обрадовича

Сердце в шумном хороводе,
В сердце - песен пышный хмель,
Улицею дымной бродит
В нашем городе Апрель.

Лишь весенним переливом
Прозвучит зарей гудок -
Торопливо, прихотливо
К маю рядит городок.

Бабой сытой и крутогрудой
Волга ластилась к берегам.
Но иная земная удаль —
По дорогам и городам.

Это трактором и мотором
Дружно гаркнула дымная даль,
И усмешкой каменной город
Усмехнулся на бабью печаль.

Встретились. Шуршала травами
Ткань в станке сквозь гул и мглу.
Незабудками лукавыми
Цвёл электромотор в углу.

К рычагу склонённая, усталая,
Вздрогнула запылённая бровь.
Видели: в чаду затрепетала
Светлой горлинкой любовь.

Не мираж в дымящейся синеве,
И не вымысел, и не сон, -
Старый негр
На Октябрьском параде,
В Москве,
Солнцем северным озарён.

Над рощей, над глухой слободкой,
Над проседью предзимних дней -
Осенний звон, сухой и чёткий,
Все торопливей и шумней.

Где у просёлка куст рябины
Горит покинутым костром,
Звенит червонный лист осины
Дорожным долгим бубенцом.

Навзничь легла, разметалась, сверкая,
На берегу морском
Девушка, словно из бронзы литая,
В сиянии голубом.

С гор кипарисы - толпою смутной
Стихли, вытягиваясь на скале;
И ветер затих,
Весёлый, беспутный,
Ласкаясь у жарких колен.

Полдня без солнечных улыбок,
С настойчивостью крота,
Сжат, сдавлен чёрной лапой глыбы,
Дроблю крутую грудь пласта.

Лишь смятое воспоминанье
Ещё со мной, во тьме, во мне:
О русом солнце, о журчанье
Ручья с лучами, о весне.

Антоновка зреет,
И грузно навис
Над листопадом осенний анис.

Сентябрь наливается синью крутой;
Тревожный, он рыщет и свищет синицей,
И яблоко девичьей рдеет щекой,
Такой же тревогой томится...