Стихи-посвящения

Митрополит, хвастун бесстыдный,
Тебе прислав своих плодов,
Хотел уверить нас, как видно,
Что сам он бог своих садов.

Возможно всё тебе — харита
Улыбкой дряхлость победит,
С ума сведёт митрополита
И пыл желаний в нём родит.

0

В нем пунша и войны кипит всегдашний жар,
На Марсовых полях он грозный был воитель,
Друзьям он верный друг, красавицам мучитель,
    И всюду он гусар.

0

Вечно вольный, вечно юный,
Ты как ветер, как волна,
Речь твоя поёт, как струны,
Входит в души, как весна.

Веет ветер быстролётный,
И кругом дрожат цветы.
Он ласкает, безотчётный,
Всё вокруг — таков и ты!

0

Нет, я люблю тебя не яростной любовью,
Вскипающей, как ключ в безбрежности морской,
Не буду мстить тебе стальным огнём и кровью,
Не буду ждать тебя, в безмолвной тьме, — с тоской.

0

Весна ль? Июньские картины.
Меняются цвета реки…
Они почти неразличимы –
Вчерашних паводков мазки,

Штрихи ручьёв неугомонных
Вобрали прориси листвы.
Нет более туманов сонных…
Всё так, как и просили Вы.

0

Встречаюсь я с осьмнадцатой весной.
В последний раз, быть может, я с тобой,
Задумчиво внимая шум дубравный,
Над озером иду рука с рукой.
Где вы, лета беспечности недавней?
С надеждами во цвете юных лет,
Мой милый друг, мы входим в новый свет;

0

Когда сожмёшь ты снова руку,
Которая тебе дарит
На скучный путь и на разлуку
Святую библию харит?
Амур нашёл её в Цитере,
В архиве шалости младой.
По ней молись своей Венере
Благочестивою душой.
Прости, эпикуреец мой!

0

О ты, надежда нашей сцены!
Уж всюду торжества готовятся твои,
  На пышных играх Мельпомены,
  У тихих алтарей любви.
  Когда явилась ты пред нами
  ...в первый раз

0

В дыму зелёном ивы...
Камелии — бледны.
Нежданно торопливы
Шаги чужой весны.

Томленье, воскресанье
Фиалковых полей.
И бедное дыханье
Зацветших миндалей.

0

Дым табачный воздух выел.
Комната —
глава в крученыховском аде.
Вспомни —
за этим окном
впервые
руки твои, исступлённый, гладил.
Сегодня сидишь вот,
сердце в железе.
День ещё —
выгонишь,
может быть, изругав.

5

‎Где б ни был стих, рождённый мной,
Записан верною рукой, —
В стенах ли города, где шум
Толпы смущал мой бедный ум,
Или в задумчивой тиши
Невозмутимых вечеров, —
Подобно шороху листов,
Ему не высказать души
Тому, кто сердцем не готов

0

Pages