Стихи Рубальской от лица мужчины

Встречаешь меня заплаканным взглядом.
Отчаянных слов глухая ограда.
И ключ на столе, и вещи у двери.
Недоброй молве смогла ты поверить.
А быть могло совсем не так,
Ведь я тебе совсем не враг.
Все быть могло, но не сбылось.

Её в темноте я увидел не сразу,
Верней, не увидел, а просто почуял.
Смотрели призывно два огненных глаза,
И я сразу понял, чего же хочу я.

Город мой заснежен,
Я в нём одинок.
Слышу в снах я грешных
Шёпот волн у ног.
Остров в океане,
Замок из песка,
Ты мне так близка,
Моя поздняя радость.

Как прелестны ваших локонов спирали,
Как хорош лица расстроенный овал.
Никогда вы никого не целовали,
Я был из тех, кто вас тогда поцеловал.

Не прячьте за веер раскрытый
Свою потаённую грусть.
А ноток надменно-сердитых
Я в ваших словах не боюсь.
Мне ваше притворство понятно,
Вы верили лживым словам,
И что-то ушло безвозвратно,
Я даже сочувствую вам.

Был день как день – один из ста.
Сел в самолёт, журнал листал.
Мне правила полёта все известны.
Я пристегнул щелчком ремень,
Сидящий рядом джентльмен
Нажал на кнопку ВЫЗОВ СТЮАРДЕССЫ.

Жёлтых огней горсть
В ночь кем-то брошена.
Я твой ночной гость.
Гость твой непрошеный.
Что ж так грустит твой взгляд?
В голосе трещина.
Про тебя говорят -
Странная женщина.
Странная женщина, странная,
Схожа ты с птицею раненой,

А ты живёшь на верхних этажах,
У неба на краю.
А я иду по лезвию ножа,
Иду в судьбу твою.

А мне стоп-кран бы вовремя нажать,
Но я не знаю как.
И я иду по лезвию ножа,
Счастливый, как дурак.

Закрой глаза и уплыви
На старом плотике любви
В тень той черёмухи шальной,
Где ты была нежна со мной.
Где ночь упала чёрной масти,
Где я тебе шептал о счастьи.
Как ты мне верила тогда!
Куда же делось всё, куда?

Капризная ты, ну просто беда,
Чего же ты хочешь, сама и не знаешь.
Поедем туда, не знаю куда –
Ты присказку эту всегда повторяешь.

Говорила мне в юности девочка,
Так задумчиво глядя в окно,
Что моя хулиганская кепочка
Не дает ей покоя давно.

Что она совершенно не учится
И зачёт не сдала до сих пор,
Что её заставляет так мучиться
Легкомысленный этот убор.

Там, в кипарисовой аллее,
Закат украсил летний зной.
Вы, о любви слова жалея,
Молчите пристально со мной.

Во взгляде вашем знак вопроса,
Шаги по гравию шуршат.
И прилетают альбатросы
Молчанье наше нарушать.

Страницы