Стихия

В дни, когда над сонным морем
Духота и тишина,
В отуманенном просторе
Еле движется волна.

Если ж вдруг дохнёт над бездной
Ветер, грозен и могуч,
Закипит волна грознее
Надвигающихся туч…

Вещи — для всего народа,
строки — на размер страны,
вровень звёздам небосвода,
в разворот морской волны.

И стихи должны такие
быть, чтоб взлёт, а не шажки,
чтоб сказали: «Вот — стихия»,
а не просто: «Вот — стишки».

Дума за думой, волна за волной –
Два проявленья стихии одной:
В сердце ли тесном, в безбрежном ли море,
Здесь – в заключении, там – на просторе –
Тот же всё вечный прибой и отбой,
Тот же всё призрак тревожно-пустой.

Как океан объемлет шар земной,
Земная жизнь кругом объята снами;
Настанет ночь - и звучными волнами
Стихия бьёт о берег свой.

Когда от грохота над морем
Бледнеют пальцы
и лицо,
Греби, товарищ!
В мире молний
Необходимо быть гребцом.

Из очарованных песчинок
Надёжный не забрезжит мыс,
Знай:
Над разнузданной пучиной
Надежды - нет,
И - не молись.

Летим! Туманною чертою
Земля от глаз моих бежит.
Под непривычною стопою
Вскипая белою грядою,
Стихия чуждая дрожит.

Нет в любви виноватых и правых.
Разве эта стихия - вина?
Как поток раскалённой лавы
Пролетает по судьбам она.

Нет в любви виноватых и правых,
Никого здесь нельзя винить.
Жаль безумца, который лаву
Попытался б остановить...

Рыдай, буревая стихия,
В столбах громового огня!
Россия, Россия, Россия, -
Безумствуй, сжигая меня!

В твои роковые разрухи,
В глухие твои глубины, -
Струят крылорукие духи
Свои светозарные сны.

Смотри, как на речном просторе,
По склону вновь оживших вод,
Во всеобъемлющее море
За льдиной льдина вслед плывёт.

На солнце ль радужно блистая,
Иль ночью в поздней темноте,
Но все, неизбежимо тая,
Они плывут к одной мечте.