Тамада

На подмосковной даче слетает жёлтый лист,
Последний тёплый месяц, тридцатое число.
Гоняет по участку ребёнок-футболист,
Стоит на солнцепеке расхлябанный шезлонг.
О, как здесь веселились, как горевали здесь
В июне и в июле под дождик и туман.

Теперь я буду сохнуть от тоски
И сожалеть, проглатывая слюни,
Что не доел в Батуми шашлыки
И глупо отказался от сулгуни.