Мариэтта Шагинян

В юности я вожделел и вина, и женщин.
К зрелым годам не пьянят ни вино, ни ласка.
Медлен мой день, и только бокал мой пенит
Вечный напиток - сладостный сон-целитель.
В сон, как в мечеть, у порога оставив туфли,
Каждую ночь, забыв про себя, вступаю.

Благо тебе, очарованный брат! Возмущённой стихии
Лик и число ты даришь и в бесформенной качество ищешь,
С нею смешавшись, поешь, уповая в её завыванье
Отзвукам песни свободной - душою свободною вторить.
Я же теперь не охотник согласных напевов! Ревниво

Уже снега сползли к оврагу,
На тополях кричат грачи;
И белый день, убавив шагу,
Всё тише движется к ночи.

А ночь! Какие шум и шорох
Весь сад, всю степь заволокли,
В каких стенаниях и спорах
Весна родится из земли!

Дождь. Туман. Кого-то жалко;
Песня в сердце оборвалась.
Вся взъерошенная, галка
Под окном моим прижалась.

Грудью к дереву припала,
Шелестят седые крылья:
«Я пропала, я пропала», -
Злобно каркает в бессилье.

В воздухе бодрящем
Холодно и звонко.
Детка, посмотри-ка,
Вон глядит опёнка,

А под этой веткой,
Словно именинник,
Радостно смеется
Стройный подосинник.

Волну окликнула волна, -
И вот она уже далече...
Ах, не на радость им дана
Их кратковременная встреча!
Грустит у ног, грустит прибой
И плещет жалобнее птички...
А мы, не так ли мы с тобой
Сошлись на миг для переклички?
И, растворяясь в широте

Душен вечер. Вздох мистраля
Слаб, и слабы вздохи моря.
В благовонный сад сераля
Сам султан прибудет вскоре.
Словно птичьих крыльев трепет,
Шевелится тень платанов;
Робок ропот, странен лепет
Разговорчивых фонтанов.
И под ропоты фонтана

Тот трижды лжив, кто тороплив,
В ком сердце жадно и забвенно!
Ни знойных лоз, ни сладких слив
Весна не золотит мгновенно,
Но медленно по стеблю сок
Благоуханной влагой бродит,
И время вяжет узелок
Его янтарной тайны - в плоде.

С какой отрадой неустанной,
Молясь, припоминаю я
Твоих церквей напев гортанный,
Отчизна дальняя моя!
Припоминаю в боли жгучей,
Как очерк милого лица,
Твои поля, ручьи, и кручи,
И сладкий запах чабреца...
Веленью тайному послушный,

Был человек. Имел жену, детей,
Дом с черепичной кровлей,
Сад, колодец,
Вола, осла и слуг, служивших верно.

Однажды он, идя домой, глядит -
И видит дым на небе,
Слуг, спешащих
Туда, сюда, и отчий дом в огне.

Страницы