Короткие стихи Чуковского

(После чтения Гегеля)

В мыслях моих проходя по Вселенной, я видел, как малое,
что зовётся Добром, упорно спешит к бессмертью,
А большое, что зовётся Злом, спешит раствориться,
исчезнуть и сделаться мёртвым.

0

Где осаждённая крепость, бессильная отбросить врага?
Вот я посылаю туда командира, он проверен, он смел и
бессмертен,
С ним и пехота, и конница, и обозы орудий,
И артиллеристы беспощаднее всех, что когда-либо палили из
пушек.

0

За широкими воротами мирной риги деревенской
Озарённая поляна со скотом и лошадьми,
И туман, и ширь, и дальний уходящий горизонт.

0

Дряхлый, больной, я сижу и пишу,
И мне тягостно думать, что ворчливость и скука
моих стариковских годов,
Окоченелость, боли, запоры, сварливая мрачность, плаксивые
жалобы
Могут просочиться в ежедневные песни мои.

0

Если кого я люблю, я бешусь порою от тревоги, что люблю
напрасной любовью,
Но теперь мне сдаётся, что нет напрасной любви, что плата
здесь верная, та или иная.
(Я страстно любил одного человека, который меня не любил,
Но вот оттого я написал эти песни.)

0

Мальчишкою малым, бывало, замолкну и в изумлении
слушаю,
Как в воскресных речах у священника бог выходит всегда
супостатом,
Противоборцем какой-нибудь твари.

0

Камерадо, это — не книга,
Тронь её — и тронешь человека.
(Теперь ночь, и мы с тобою одни.)
Ты держишь меня, я тебя,
Я прыгаю прямо к тебе со страниц, и смерть не удержала
меня.
О, как твои пальцы усыпляют меня!

0

Когда кончается ослепительность дня,
Только тёмная, тёмная ночь показывает глазам моим
звёзды;
А когда отгремит величавый оргáн, или хор, или прекрасный
оркестр,
Только в молчании навстречу душе моей движется симфония
истинная.

0

Когда я, как Адам, ранним утром,
Освежённый сном, выхожу из-под деревьев в саду,
Взгляни на меня, проходящего, услышь мой голос, приблизься
ко мне,
Тронь меня, тронь тело моё ладонью руки, когда я прохожу,
Не бойся тела моего.

0

Мне приснился город, который нельзя победить, хотя бы
напали на него все страны земли,
И мне снилось, что это был город Друзей, какого ещё
никогда не бывало,
И что выше всего в этом городе крепкая ценилась любовь,
а все прочие его качества происходили отсюда,

5

Pages