Ранние стихи Белого

Задумчивый вид:
Сквозь ветви сирени
сухая извёстка блестит
запущенных барских строений.

Всё те же стоят у ворот
чугунные тумбы.
И нынешний год
всё так же разбитые клумбы.

Вечной
тучкой несётся,
улыбкой
беспечной,
улыбкой зыбкой
смеётся.
Грядой серебристой
летит над водою -
- лучисто-
волнистой
грядою.

Гляжу из окна я вдоль окон:
здесь — голос мне слышится пылкий,
и вижу распущенный локон...
Там вижу в окне я бутылки...

В бутылках натыкана верба.
Торчат её голые прутья.
На дворике сохнут лоскутья...
И голос болгара иль серба

Солнце жжёт. Вдоль тротуара
под эскортом пепиньерок
вот идёт за парой пара
бледных, хмурых пансионерок.

Цепью вытянулись длинной,
идут медленно и чинно —
в скромных, чёрненьких ботинках,
в снежнобелых пелеринках...

Я в свисте временных потоков,
мой чёрный плащ мятежно рвущих.
Зову людей, ищу пророков,
о тайне неба вопиющих.

Иду вперёд я быстрым шагом.
И вот - утёс, и вы стоите
в венце из звёзд упорным магом,
с улыбкой вещею глядите.

Поёт облетающий лес
нам голосом старого барда.
У склона воздушных небес
протянута шкура гепарда.

Не веришь, что ясен так день,
что прежнее счастье возможно.
С востока приблизилась тень
тревожно.

Время плетётся лениво.
Всё тебя нету да нет.

Час простоял терпеливо.
Или больна ты, мой свет?

День-то весь спину мы гнули,
а к девяти я был здесь...

Иль про меня что шепнули?..
Тоже не пил праздник весь...

Ты опять у окна, вся доверившись снам, появилась...
Бирюза, бирюза
заливает окрестность...

Дорогая,
луна - заревая слеза -
где-то там в неизвестность
скатилась.

В небе туча горит янтарём,
Мглой курится.
На туманном утёсе забила крылом
белоснежная птица.

Водяная поёт.
Волоса распускает.
Скоро солнце взойдёт,
и она, будто сказка, растаёт.