Стихи Северянина от лица женщины

День алосиз. Лимонолистный лес
Драприт стволы в туманную тунику.
Я в глушь иду, под осени berceuse*,
Беру грибы и горькую бруснику.

Это было в тропической Мексике, -
Где ещё не спускался биплан,
Где так вкусны пушистые персики, -
В белом ранчо у моста лиан.

Далеко-далеко, за льяносами,
Где цветы ядовитее змей,
С индианками плоско-курносыми
Повстречалась я в жизни моей.

Я вскочила в Стокгольме на летучую яхту,
На крылатую яхту из берёзы карельской.
Капитан, мой любовник, встал с улыбкой на вахту, -
Закружился пропеллер белой ночью апрельской.

Из лепестков цветущих розово-белых яблонь
Чай подала на подносе девочка вёсен восьми.
Шли на посев крестьяне. Бегало солнце по граблям.
Псу указав на галку, баба сказала: возьми!

Не может быть! вы лжёте мне, мечты!
Ты не сумел забыть меня в разлуке...
Я вспомнила, когда в приливе муки,
Ты письма сжечь хотел мои... сжечь!.. ты!..

Милый мой, иди на ловлю
Стерлядей, оставь соху...
Как наловишь, приготовлю
Переливную уху.

Утомился ты на пашне, -
Чай, и сам развлечься рад.
День сегодня - как вчерашний,
Новый день - как день назад.

Я, разлоконив волосы русые,
Ухватила Петьку за ушко,
В него шепнула: "тебя я скусаю":
И выпила бокал Клико.

Успокоив его, благоматного,
Я дала ему морковки и чайку
И, закричавши: "Всего приятного!",
Махнула серной по лужку.

Вчера читала я, - Тургенев
Меня опять зачаровал.
Закатный запад был сиренев
И, всё в грядущем обесценив,
Меня к былому призывал.
Шёл тихий снег; вдали долины
Снежели, точно полотно;
Глядели голые малины
В моё любимое окно.

Дверь на балконе была из стёкол
Квадратиками трёх цветов.
И сквозь неё казался сокол,
На фоне моря и кустов,
Трёхцветным: жёлтым, алым, синим,
Но тут мы сокола покинем:
Центр тяжести совсем не в нём...

Я остановила у эскимосской юрты
Пегого оленя, - он поглядел умно.
А я достала фрукты
И стала пить вино.