Философские стихи

Знаешь, белые тени в полдень -
Это, видимо, кто-то палит
Те костры, что пламенем чёрным
Их горячие руки студят.

Мы наверное их пугаем,
На костры выходя из света,
Но останемся с ними рядом,
Чтобы вместе дождаться ночи.

Бессмертье? Вам, двуногие кроты,
Не стоящие дня земного срока?
Пожалуй, ящерицы, жабы и глисты
Того же захотят, обидевшись глубоко...

Бессмертия у смерти не прошу.
Испуганный, возлюбленный и нищий, —
но с каждым днём я прожитым дышу
уверенней и сладостней и чище.

Корабль, на мори ветрами гонимый,
от рыбы малы бывает держимый,
юже «удержку» мощно нарицати,
яко есть силна корабль удержати.
И в мира мори суть рыбы такия,

Отец Света — Вечность;
Сын Вечности — Сила;
Дух Силы есть жизнь;
Мир жизнью кипит.
Везде Триединый,
Воззвавший всё к жизни!
Нет века Ему,
Нет места Ему!
С величества трона,
С престола чудес
Божий образ — солнце

Лоскутная Россия,босяцкая моя...
Через века несешь,в себе боль Бытия
На тройке мыслей мчишься в Вечность
Души колоколами,задумчиво звеня...
Соединив в себе немыслимо две грани
И Мудрость и Беспечность...
Став знахарем-целителем

Я был на Истре нынче летом,
В глухой, забытой стороне;
Жил созерцательным поэтом,
И так легко дышалось мне.

Со мной был верный пёс Трезорка,
Вставал я рано поутру,
Брал землянику у пригорка
И в зной лежал в сыром бору.

Бранить дураков мы никак не должны.
Ведь если б глупец не рождался
И были бы все абсолютно умны,
То кто б тогда умным считался?

Светлым облаком пленённые,
Долго мы смотрели вслед.
Полно, братья соблазнённые!
Это только беглый свет.

Разве есть предел мечтателям?
Разве цель нам суждена?
Назовем того предателем,
Кто нам скажет — здесь она!

Он рос один, забытый на рассвете
На мокрой лавочке у детского приюта.
Он был один, совсем, на белом свете,
Не знал он слов любви, тепла, уюта.

В гареме брань и плач… но — входит падишах,
‎И одалиска еле дышит, —
Мутит ей душу гнев, отчаянье и страх… —
Но разве не сверкнёт восторг у ней в очах,
‎Когда ей ласка грудь всколышет!..

Приидут дни последних запустений.
Земные силы оскудеют вдруг;
Уйдут остатки жалких поколений
К теплу и солнцу, на далёкий Юг.

Страницы