Философские стихи

На севере, в июле, после долгой разлуки,
Я увидал — задымился вдали,
Белой болотной ночью окутанный,
Родина, твой лик.
Поздно вернулся — могильный камень
Целовать устами скорбными
И роптать. Но молвил ангел:
«Что ты живого ищешь средь мертвых?

Когда для смертного умолкнет шумный день
И на немые стогны града
Полупрозрачная наляжет ночи тень,
И сон, дневных трудов награда,
В то время для меня влачатся в тишине
Часы томительного бденья:
В бездействии ночном живей горят во мне

Воспоминания долой
И в будущее лезть не буду.
Есть – настоящее! Покой –
Его покой разлит повсюду.

Есть, пусть секунда, но она,
Она слышна, она объёмна,
Она – уже величина:
Крепка, надежна и несъёмна!

Сжимает разбитую ногу
Гвоздями подбитый сапог,
Он молится грустному богу:
Молитвы услышит ли бог?

Промечут холодные зори
В поля золотые огни...
Шумят на багряном просторе
Зелёные вязы одни.

‎Зачем до сей поры тебя изображают
С седыми прядями на сморщенных висках,
Тогда как у тебя на юных раменах
‎Лишь только крылья отрастают?
О время, пестун наш! — на слабых помочах
Ты к истине ведёшь людей слепое племя

Всё отнято: и сила, и любовь.
В немилый город брошенное тело
Не радо солнцу. Чувствую, что кровь
Во мне уже совсем похолодела.

Весёлой Музы нрав не узнаю:
Она глядит и слова не проронит,
А голову в веночке тёмном клонит,
Изнеможённая, на грудь мою.

Все разлуки для того
Нам даны, как и ненастья,
Чтоб, когда минутку счастья
Время жертвует для нас,

Мы бы споры оставляли,
Возмущенья, разногласья
И счастливую минутку –
Проживали каждый раз –

Все те, кто дышит на земле,
При всем их самомнении -
Лишь отражения в стекле,
Ни более, ни менее.

Каких людей я в мире знал,
В них столько страсти было,
Но их с поверхности зеркал
Как будто тряпкой смыло.

Всё те же краски, те же типы
В деревьях, птицах и цветах:
Как век назад - сегодня липы,
Как век вперёд - любовь в мечтах.

Строй мирозданья одинаков,
Почти разгадан, скуп и плоск.
Но есть значение без знаков,
Есть знак, расплывчатый как воск.

Всё умирает на земле и в море,
Но человек суровей осуждён:
Он должен знать о смертном приговоре,
Подписанном, когда он был рождён.

Всё – человек –
и пуля,
и ружьё,
и цель,
и пуля в этой цели,
и кто стрелял,
и раненый в постели –
всё это – че-ло-век –
Всё, абсолютно всё!

Всё, что можно терять – теряй,
Только совесть терять – не смей.
Чтобы не было жизни – зря,
И не только – одной твоей.

Всё, что можно забыть – забудь,
Только долг свой забыть – не смей.
Чтобы выбранный в жизни путь
Не запутался средь путей.

Страницы