Тело

В ночи я трогаю, недоумелый,
Дорожной лихорадкою томим,
Почти доисторическое тело,
Которое ещё зовут моим.

Оно живёт своим особым бытом —
Смуглеет в жар и жадно ждёт весны,
И — ком земли — оно цветёт от пыток,
От чудных губ жестокой бороны.

В теле моём дыра отворилась
Дыра разразилась
Раскинулась
И такого туда нанесло, навалило
Что теперь ни взлететь мне, ни пасть, ни раскаяться
Ни вздохнуть, ни подохнуть
И никак эту рану дыру в моём прахе нетленном

И целомудренно и смело,
До чресл сияя наготой,
Цветёт божественное тело
Неувядающей красой.

Под этой сенью прихотливой
Слегка приподнятых волос
Как много неги горделивой
В небесном лике разлилось!

Дано мне тело - что мне делать с ним,
Таким единым и таким моим?

За радость тихую дышать и жить
Кого, скажите, мне благодарить?

Я и садовник, я же и цветок,
В темнице мира я не одинок.

На стекла вечности уже легло
Моё дыхание, моё тепло.

Снова тело заболело,
Чтобы душу подлечить -
Побледнело, похудело
И не хочет есть и пить.

Средь скорбей, проросших в теле,
Мне с улыбкой малыша
С благодарностью внимает
Обновленная душа.

Тело работает, тело стареет,
Но непременно надеется на
То, что душа в нём растёт и умнеет,
Вырастет в колос она из зерна.