Русалка

Мостки есть в саду, на пруду, в камышах.
Там, под вечер, как-то, гуляя,
Я видел русалку. Сидит на мостках, —
Вся нежная, робкая, злая.

Уж как гляну я на поле —
Поле чистое дрогнёт,
Нагустит свои туманы,
В них оденется на ночь.

Я из поля в лес дремучий:
Леший по лесу шумит;
Про любовь свою к русалке
С быстрой речкой говорит.

Мне больше ног моих не надо,
Пусть превратятся в рыбий хвост!
Плыву, и радостна прохлада,
Белеет тускло дальний мост.

Не надо мне души покорной,
Пусть станет дымом, лёгок дым,
Взлетев над набережной черной,
Он будет нежно-голубым.

Какая тишина! Багряный месяц всходит
За гладью Божьих нив, за скатами полей.
Русалка на реке ночную песнь заводит
О золотых дворцах подводных королей.

Я надену акваланг и ласты,
Не спеша засуну трубку в рот,
И такой вот классный и скуластый
В городской нырну водоворот.

Всё равно с какой волною споря
Мне простор житейский бороздить.
- Далеко ли, девушка, до моря?
Мне на суше не с кем говорить.

Однажды я, как назло,
Чуть в речке не завязла!

Я, как по острым стеклам,
Вскарабкалась на берег,
Кричу, что я утопла,
А мне никто не верит.

С меня потоки льются,
А девочки смеются.

Если можешь, пойми. Если хочешь, возьми.
Ты один мне понравился между людьми.
До тебя я была холодна и бледна.
Я — с глубокого, тихого, тёмного дна.

Ты не любишь меня, милый голубь,
Не со мной ты воркуешь, с другою.
Ах, пойду я к реке под горою,
Кинусь с берега в чёрную прорубь.

Не отыщет никто мои кости
Я русалкой вернуся весною.
Приведёшь ты коня к водопою,
И коня напою я из горсти.

Я ласкал её долго, ласкал до утра,
Целовал её губы и плечи.
И она наконец прошептала: «Пора!
Мой желанный, прощай же — до встречи».