Стихи об осени

Заморозки на почве и облысенье леса,
небо серое цвета кровельного железа.
Выходя во двор нечётного октября,
ёжась, число округляешь до "ох ты бля".
Ты не птица, чтоб улетать отсюда,
потому что как в поисках милой всю-то
ты проехал вселенную, дальше вроде

Заплаканная осень, как вдова
В одеждах чёрных, все сердца туманит...
Перебирая мужнины слова,
Она рыдать не перестанет.
И будет так, пока тишайший снег
Не сжалится над скорбной и усталой...
Забвенье боли и забвенье нег —
За это жизнь отдать не мало.

Золотистою долиной
Ты уходишь, нем и дик.
Тает в небе журавлиный
Удаляющийся крик.

Замер, кажется, в зените
Грустный голос, долгий звук.
Бесконечно тянет нити
Торжествующий паук.

И вот ноябрь на подходе –
То снег, то дождь, то снова снег.
Неспешное теченье рек…
Вдоль берегов туманы бродят
И редким гостем человек…

Скупы осенние картины –
В обхвате стынущих лесов
Поля, обмякшие низины,
Да шлях промятый колесом.

Роняло небо тишину,
И дом от тишины был мокрым.
Слезились, плакали в нём стёкла
Окон, так, словно бы вину

Они, почувствовав, признали – 
Неведомую им вину.
Роняло небо тишину
В пространство, полное печали.

Повернувшись спиной к обманувшей надежде
И беспомощно свесив усталый язык,
Не раздевшись, он спит в европейской одежде
И храпит, как больной паровик.

Коньяк в графине - цвета янтаря,
что, в общем, для Литвы симптоматично.
Коньяк вас превращает в бунтаря.
Что не практично. Да, но романтично.
Он сильно обрубает якоря
всему, что неподвижно и статично.

Медлительной чредой нисходит день осенний,
Медлительно крутится жёлтый лист,
И день прозрачно свеж, и воздух дивно чист -
Душа не избежит невидимого тленья.

Мне сорок девять лет и потому, быть может,
Мила мне поздней осени печаль.
Мил лес, что сбросил летних листьев кожу,
Мила туманом вытертая даль.

Ах, эта московская дивная осень,
Опять я в тебя влюблён.
И вновь собираю листья горстями,
Как бусы забытых времён.

И также учусь держаться на месте,
Но плаваю... Всё невпопад...
Из сердца уходят остатки смущенья,
Как вечный души листопад.

Небрежно сквозняком открыла
Окно и с холодом вошла.
Немногим более ей было
Лет сорока. Она прошла

До кресла, потянув за шторы,
Уселась – плюхнулась в него
С каким-то девичьим задором,
Не объясняя ничего.

Не знаю, быть может и сбудется
Когда-то желанье моё…
Да только с неделю распутица
И дождь нескончаемый льёт,

И ветер такой, будто рыскает
Повсюду с охранки фискал,
И тут же – промчится – обрызгает
По лужам водитель-нахал,

Страницы