Стихи об осени

Уж вещий ворон каркал над дубровой,
И мертвенного пурпура ветвей
Вихрь не щадил, свободный и суровый,
Как древнего величия царей…

Поднялся шум; свирелью полевой
Оглашено моё уединенье,
И с образом любовницы драгой
Последнее слетело сновиденье.
С небес уже скатилась ночи тень.
Взошла заря, блистает бледный день —
А вкруг меня глухое запустенье...
Уж нет её... я был у берегов,

Гаснут розовые краски
В бледном отблеске луны;
Замерзают в льдинах сказки
О страданиях весны;

Светлых вымыслов развязки
В чёрный креп облечены,
И на празднествах все пляски
Ликом смерти смущены.

Числом осенним мне назвать бы,
Что примет в этот раз тетрадь.
Уж вёсен отгуляли свадьбы,
И стихла лета благодать,

День, скажет всякий, стал короче,
И (не поспоришь!) ночь длинней.
На этот раз с прохладцей строчки
В строфе окажутся моей.

Быть может потому близка
Мне осень, что в опавших листьях
Я вижу седину виска,
Морщинки лба, смиренье мыслей.

Город закутан в осенние ризы.
Зданья теснятся ль громадой седой?
Мост изогнулся ль над тусклой водой?
Город закутан в туман светло-сизый.
Белые арки, навесы, шатры,
Дым неподвижный потухших костров.
Солнце — как месяц; как тучи — сады.

Пал туман на море синее,
Листопада первенец,
И горит в алмазах инея
Гор безлиственный венец.

Тяжко ходят волны хладные,
Буйно ветр шумит крылом.
Только вьются чайки жадные
На помории пустом.

Листья в поле пожелтели,
И кружатся и летят;
Лишь в бору поникши ели
Зелень мрачную хранят.

Под нависшею скалою,
Уж не любит, меж цветов,
Пахарь отдыхать порою
От полуденных трудов.

…осень пришла, я не звал,
но ждал тебя, осень…

я скучал без тебя, я хотел эту грусть
нескончаемых долгих дождей.
Всё сгорело в огне,
и уже появляется проседь
разбелённых холстов
бесконечно холодной зимы.

Осень. Тишина в поселке дачном,
И пустынно-звонко на земле.
Паутинка в воздухе прозрачном
Холодна, как трещина в стекле.

Сквозь песочно-розовые сосны
Сизовеет крыша с петушком;
В лёгкой, дымке бархатное солнце -
Словно персик, тронутый пушком.

Отговорила роща золотая
Берёзовым, весёлым языком,
И журавли, печально пролетая,
Уж не жалеют больше ни о ком.

Страницы