Февраль

Те же румыны, газа свет холодный,
бескровный,
Вино тяжёлое, как медь.
И в сердце всё та же готовность
Сейчас умереть.

В свой срок –
не поздно и не рано –
придёт зима,
замрёт земля.
И ты
к Мамаеву кургану
придёшь
второго февраля.

И там,
у той заиндевелой,
у той священной высоты,
ты на крыло
метели белой
положишь красные цветы.

Люди ли так захотели,
вздумалось ли февралю -
только заносят метели
всё, что я в жизни люблю.

Только шагни за ворота -
вот они, белые, тут!
Плакать и то неохота,
так они чисто метут.

Много странного на земле,
Чудеса как из ушата.
Ты подумай: в феврале,
В снежном, вьюжном феврале,
Рождаются медвежата.
Ни травы, ни ягод нет,
А они пришли на свет.

О, эти февральские вьюги,
белёсый мятущийся мрак,
стенанья и свист по округе,
и — по пояс в снег, что ни шаг...

О, эти ночные прогулки,
уходы тайком со двора,
дремучей души закоулки,
внезапных открытий пора.

Февраль лежал в дремотной неге,
Снега ж безудержно мели,
И даже редкие набеги
Бездомных вёсен не могли

Нарушить времени разметку
И, что положено зиме
Не под замком держалось в клетках,
А почивало на ковре.

Нет, он не шёл, он просто падал
Весь день, весь вечер и всю ночь.
Я понимаю – простовато,
Но описал его точь-в-точь.

Снег падал. О дожде не скажешь:
Дождь падал. Тот всегда идёт.
Идёт, как все идут – куда-то,
А этот падал – вот и всё.

Дуют ветры в феврале,
Воют в трубах звонко,
Змейкой мчится по земле
Лёгкая позёмка.

Поднимаясь, мчатся вдаль
Самолётов звенья.
Это празднует февраль
Армии рожденье!

Февраль… Февральская весна.
Не календарно потеплело.
Теряют силу имена
И не подходят то и дело.

Душа в смущении, она
Ещё зимой не насладилась,
Ей не понятен вкус вина,
Что мартом, загодя открылось.