Март

Воздух пьяный - нет спасения,
с ног сбивают два глотка.
Облака уже весенние,
кучевые облака.
Влажный лес синеет щёткою,
склон топорщится ольхой.
Всё проявленное, чёткое,
до всего подать рукой.
В колеях с навозной жижею,

Дух пряный марта был в лунном круге,
Под талым снегом хрустел песок.
Мой город истаял в мокрой вьюге,
Рыдал, влюблённый, у чьих-то ног.

Больной, усталый лёд,
Больной и талый снег...
И всё течёт, течёт...
Как весел вешний бег
Могучих мутных вод!
И плачет дряхлый снег,
И умирает лёд.
А воздух полон нег,
И колокол поёт.
От стрел весны падёт
Тюрьма свободных рек,

Размякло, и раскисло, и размокло.
От сырости так тяжело вздохнуть.
Мы в тротуары смотримся, как в стёкла,
Мы смотрим в небо — в небе дождь и муть...

Солнце греет до седьмого пота,
И бушует, одурев, овраг.
Как у дюжей скотницы работа,
Дело у весны кипит в руках.

Чахнет снег и болен малокровьем
В веточках бессильно синих жил.
Но дымится жизнь в хлеву коровьем,
И здоровьем пышут зубья вил.

там сейчас весна очевидно
синеет лес дорога — развезло
очевидно в лес не войти
там сейчас развезло — лес
дорога в зябкий лес синеет...
да очевидно там сейчас —
весна: дорога — не дорога
и зябкий лес — ещё не лес
в синий лес не войти — развезло

Март тем хорош, что зимнее не гонит,
А терпеливо исцеленья ждёт,
Что так, по-русски, часто непогодит
И так, по-русски – по-простецки пьёт.

Прощай, моё сокровище, —
Нелепые слова,
Но как от них укроешься —
Кружится голова.

И мартовская талость
Бросается и рвёт.
Мне докружить осталось
Последний поворот.

На ветви упали белёного неба осколки.
Сосны разбушевались, силятся их стряхнуть.
На этой прибрежной мартовской барахолке
Чего только нет - лишь выбери, что стрельнуть.
Снег пены коснётся, и тает, и гибнет, рождая
Застывшие брызги, под ними дрожит изумруд.

Сегодня утром горечи вдыхал
Весенних, ниоткуда ветерков,
Дыхания отживших век снегов
И спелоголубого неба шквал.

Вдыхал весну – так пахнет прядь волос
Красавиц юных под венком фиалок,
Так пахнет ощущение от роз
Каких-то в мире вовсе небывалых.