Кремль

Там, где мильоны звёзд-лампадок
Горят пред ликом старины,
Где звон вечерний сердцу сладок,
Где башни в небо влюблены;
Там, где в тени воздушных складок
Прозрачно-белы бродят сны -
Я понял смысл былых загадок,

Звенит гармоника. Летят качели.
«Не шей мне, матерь, красный сарафан».
Я не хочу вина. И так я пьян.
Я песню слушаю под тенью ели.

Вот жизнь, — пелена снеговая,
И ночи, и здесь тишина, —
Спустилась, лежит и не тает,
Меня сторожит у окна.

Вот, будто засыпано снегом,
Что кроет и кроет поля,
Рязанское белое небо
Висит над стенами кремля.

Март при Советской власти шёл впервые.
Капель дробилась на ветру пыльцой.
Входила в Кремль машина. Часовые
ещё не знали Ленина в лицо.

У стен зубчатая лежала тень.
В ботинках и обмотках часовые
переминались у порот. Впервые
в Кремль въехал Ленин.

И бродим с тобой по церквам
Великим - и малым, приходским.
И бродим с тобой по домам
Убогим - и знатным, господским.

Когда-то сказала: - Купи! -
Сверкнув на кремлёвские башни.
Кремль - твой от рождения. - Спи,
Мой первенец светлый и страшный.

Тополей влюблённое цветенье
вдоль по Ленинградскому шоссе...
Первое моё стихотворенье
на твоей газетной полосе...

Первый трепет, первое свиданье
в тихом переулочке твоём.
Первое и счастье, и страданье.
Первых чувств неповторимый гром.

Пред вами - страница ночная.
Столица окутана тьмой.
Уходят на отдых трамваи,
Троллейбусы мчатся домой.

Спешат на ночлег пешеходы.
Нигде не увидишь ребят.
И только вокзалы, заводы,
Часы и машины не спят.

Славься, великая,
многоязыкая,
братских советских
народов семья.
Стой, окружённая,
вооружённая
древней твердыней
седого Кремля!

Шуршит по крышам снеговая крупка.
На Спасской башне полночь бьют часы.
Знакомая негаснущая трубка,
Чуть тронутые проседью усы.

С улиц гастроли Люце
были какой-то небылью, —
казалось, Москвы на блюдце
один только я небо лью.

Нынче кончал скликать
в грязь церквей и бань его я:
что он стоит в века,
званье своё вызванивая?

Сегодня можно снять декалькомани,
Мизинец окунув в Москву-реку,
С разбойника Кремля. Какая прелесть
Фисташковые эти голубятни:
Хоть проса им насыпать, хоть овса...
А в недорослях кто? Иван Великий -

Сегодня ночью я одна в ночи -
Бессонная, бездомная черница! -
Сегодня ночью у меня ключи
От всех ворот единственной столицы!

Страницы