Стихи 20 века

Из мрака самых тяжких туч,
Из-под феодальных обломков, из-под груды королевских
скелетов,
Из-под старого европейского хлама, когда затих шутовской
маскарад,
Из-под развалин церквей и дворцов, из-за поповских
гробниц,

0

Июль — макушка лета, —
Напомнила газета,
Но прежде всех газет —
Дневного убыль света;
Но прежде малой этой,
Скрытнейшей из примет, —
Ку-ку, ку-ку — макушка —
Отстукала кукушка
Прощальный свой привет.
А с липового цвета,

0

К обидам горьким собственной персоны
Не призывать участье добрых душ.
Жить, как живёшь, своей страдой
             бессонной, —
Взялся за гуж – не говори: не дюж.
С тропы своей ни в чем не соступая,
Не отступая – быть самим собой.

0

Как глубоко ни вбиты сваи,
Как ни силен в воде бетон,
Вода бессонная, живая
Не успокоится на том.

Века пройдут — не примирится, —
Ей не по нраву взаперти.
Чуть отвернись — как исхитрится
И прососет себе пути.

0

Как не спеша садовники орудуют
Над ямой, заготовленной для дерева:
На корни грунт не сваливают грудою,
По горсточке отмеривают.

Как будто птицам корм из рук,
Крошат его для яблони.
И обойдут приствольный круг
Вслед за лопатой граблями…

0

Как неприютно этим соснам в парке,
Что здесь расчерчен, в их родных местах,
Там-сям, вразброс, лесные перестарки,
Стоят они — ни дома, ни в гостях.

0

Как покладинка лёг через ров
Звонкий месяц над синью холмов.
Расплескалася пегая мгла,
Вижу свет голубого крыла.
Снова выплыл из ровных долин
Отчий дом под кустами стремнин.
И обветренный лёгким дождём,
Конским потом запах чернозем.

0

Как после мартовских метелей,
Свежи, прозрачны и легки,
В апреле —
Вдруг порозовели
По-вербному березняки.
Весенним заморозком чутким
Подсушен и взбодрен лесок.
Ещё одни, другие сутки,
И под корой проснётся сок.
И зимний пень берёзовый

0

Как штурман, что дал себе слово ввести свой корабль в
гавань, хотя бы его гнало назад и часто сбивало
с пути,
Как следопыт, что пробирается вглубь, изнурённый
бездорожною далью,
Опалённый пустынями, обмороженный снегами, промоченный

5

Камерадо, это — не книга,
Тронь её — и тронешь человека.
(Теперь ночь, и мы с тобою одни.)
Ты держишь меня, я тебя,
Я прыгаю прямо к тебе со страниц, и смерть не удержала
меня.
О, как твои пальцы усыпляют меня!

0

Когда кончается ослепительность дня,
Только тёмная, тёмная ночь показывает глазам моим
звёзды;
А когда отгремит величавый оргáн, или хор, или прекрасный
оркестр,
Только в молчании навстречу душе моей движется симфония
истинная.

0

Pages