Илья Эренбург

Есть город с пыльными заставами,
С большими золотыми главами,
С особняками деревянными,
С мастеровыми вечно пьяными,
И столько близкого и милого
В словах: Арбат, Дорогомилово.

0

О той надежде, что зову я вещей,
О вспугнутой, заплаканной весне,
О том, как зайчик солнечный трепещет
На исцарапанной ногтем стене.
(В Испании я видел, средь развалин
Рожала женщина, в тоске крича,
И только бабочки ночные знали,

0

Он пригорюнится, притулится,
Свернет, закурит и вздохнёт,
Что есть одна такая улица,
А улицы не назовёт.
Врага он встретит у обочины.
А вдруг откажет пулемёт,
Он скажет: «Жить кому не хочется» -
И сам с гранатой поползёт.

0

Они накинулись, неистовы,
Могильным холодом грозя,
Но есть такое слово «выстоять»,
Когда и выстоять нельзя,
И есть душа — она всё вытерпит,
И есть земля — она одна,
Большая, добрая, сердитая,
Как кровь, тепла и солона.

0

О победе не раз звенела труба.
Много крови было пролито.
Но не растоплен Вечный Полюс,
И страна моя по-прежнему раба.
Шумит уже новый хозяин.
Как звать его, она не знает толком,
Но, покорная, тихо лобзает
Хозяйскую руку, тяжёлую.

0

Остались — монументов медь,
Парадов замогильный топот.
Грозой обломанная ветвь,
Испепелённая Европа!

Поникла гроздь, и в соке — смерть.
Глухи теперь Шампани вина.
И Вены тлен, Берлина червь —
Изглоданная сердцевина.

0

Остановка. Несколько примет.
Расписанье некоторых линий.
Так одно из этих лёгких лет
Будет слишком лёгким на помине.

Где же сказано — в какой графе,
На каком из верстовых зарубка,
Что такой-то сиживал в кафе
И дымил недодымившей трубкой?

0