Человек

Философские стихи Тютчева и Фета. Человек и Природа.

Бессонница
Тютчев
Часов однообразный бой,
Томительная ночи повесть!
Язык для всех равно чужой
И внятный каждому, как совесть!

Кто без тоски внимал из нас,
Среди всемирного молчанья,
Глухие времени стенанья,
Пророчески-прощальный глас?

Нам мнится: мир осиротелый
Неотразимый Рок настиг —
И мы, в борьбе, природой целой
Покинуты на нас самих.

Сознавши смутно немощь века,
Как Диогены поздних лет,
Мы в мире ищем «человека»:
«Где он? — кричим: — кто даст ответ?»
Безумцы! Знайте: в полной силе
Когда бы к нам явился он,
Его б мы тотчас ослепили,
И он бродил бы, как Самсон,

0

Всё —
Как он набирался сил,
Как в небесах владел собой
И невесомость выносил —
Да пусть почувствует любой
Из нас!
Он делал всё для нас с тобой,
Он делал всё за нас с тобой,
Над нашими плечами мчась.

0

Когда мы вышли на дорогу,
Мой друг печально произнес:
«Я бесконечно верю Богу,
Но у меня один вопрос:
Зачем Он в день шестой творенья
Создал двуногих чудаков,
Когда другие озаренья
Могли б улучшить ход веков?
Ведь человеческие души

0

Где играли тихие дельфины,
Далеко от зелени земли,
Нарываясь по ночам на мины,
Молча умирают корабли.
Суматошливый, большой и хрупкий,
Человек не предает мечты, —
Погибая, он спускает шлюпки,
Сбрасывает сонные плоты.

0

Жил Человек с бородой и усами –
А остальное придумайте сами.

0

И всё-таки настаиваю я,
и всё-таки настаивает разум:
виновна ли змея в том, что она змея,
иль дикобраз, рождённый дикобразом?
Или верблюд двугорбый, наконец?
Иль некий монстр в государстве неком?
Но виноват подлец, что он - подлец.

0

Не дай мне, Создатель, проникнуть в Твои
Великие тайны и суть мирозданья;
Я знать не хочу, почему от любви
Мы сходим с ума и впадаем в страданья.
Но дай мне спокойно оставшийся срок
Прожить и не думать о хлебе насущном:
Ведь я у тебя не последний пророк,

0

Когда держался Рим в союзе с естеством,
Носились образы его гражданской мощи
В прозрачном воздухе, как в цирке голубом,
На форуме полей и в колоннаде рощи.

0

Вот и пожаловала осень –
Жизнеплесканьям есть предел.
Год посолиднел, постарел,
Трость-зонт и плащ Год нынче носит.

Уж нет бывалого задора,
Как говорится, должный вид
Он принял, в зеркала-озёра
Теперь без нужд и не глядит.

0

Это — город.
Как высок он!
Сколько крыш!
И сколько окон!

Смотрит голубь сверху вниз,
Он уселся на карниз.
А на самом первом плане
Нарисован человек.

0

Страницы